КЕЙСЫ

самых сложных и интересных НАШИХ дел по уголовному праву и уголовно-исполнительному праву

1. В уголовном деле (объем которого составлял более 100 томов) по обвинению моего подзащитного в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство):
- из 46 эпизодов исключены 45 эпизодов;
- исключены как недопустимые доказательства результаты ОРД: акты обследования, протоколы изъятия предметов, протоколы личного досмотра, акты осмотра  и передачи денежных средств, протоколы допросов потерпевших, протоколы выемки вещественных доказательств, протоколы предъявления для опознания по фотографии и протоколы предъявления для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение.  
Результат: переквалификация преступления с пп. "а", "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ на п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ, уменьшение размера материального ущерба, минимально возможное наказание.

2. Впервые в Хакасии: Россия признала перед Европейским судом по правам человека (г. Страсбург) факт нарушения права моего подзащитного на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренные п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Результат: выплата компенсации моему доверителю в размере  3500 евро. 

3. Ещё одно уголовное дело, в котором я участвовала в качестве адвоката,  связано с совершением преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ. Изначально дело было возбуждено по двум статьям: по п. "а" ч. 3 ст. 161 УК РФ (грабёж, совершённый организованной группой) и пп. "а", "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство, совершённое организованной группой в целях получения имущества в особо крупном размере).

На стадии предварительного следствия состав вменяемого моему подзащитному преступления был переквалифицирован на п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ (вымогательство в целях получения имущества в особо крупном размере).

А после вынесения приговора судом мой доверитель был осужден за преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 33 п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, т. е. из статуса исполнителя, он попал в статус пособника в вымогательстве, что существенным образом отразилось на его роли в совершении преступления и его наказании.

4. Иногда ко мне обращаются доверители из других регионов: Красноярского края и Республики Тыва. Так, один мой подзащитный  проживает на территории Каратузского района. Ему грозило привлечение к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 260 УК РФ по факту незаконной рубки лесных насаждений участкового лесничества. До моего вступления в дело следователи бесконечно дёргали его на допросы и всячески пытались собрать доказательственную базу, допрашивая свидетелей.  Однако в связи с отсутствием доказательств движение это уголовное дело не получило.

5. Одно из самых распространённых в настоящее время дел связано с привлечением к уголовной ответственности лиц по ч. 2 ст. 210 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ . 

В одном из таких дел мой подзащитный был оправдан по  обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 210 УК РФ (участие в организации преступного сообщества), связанного с  незаконным оборотом наркотических средств в связи с отсутствием состава преступления. 

Результат:

получение права на реабилитацию и взыскание компенсации морального вреда, издержек.

6. Одним из самых сложных и специфичных уголовных дел, связанных  с информационными технологиями, было связано с обвинением моего доверителя в искусственно-созданном преступлении -  п. «а», «г» ст. 242.1 УК РФ (изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть "Интернет"). Я вступила в это уголовное дело на стадии судебного разбирательства почти в самом его завершении  и пришлось в кратчайшие сроки изучать материалы, готовиться к судебным заседаниям. Но это стоило того. Во-первых, я получила колоссальный опыт в области работы с уголовным правом в области информационных технологий, а во-вторых, в суде было признано, что уголовное дело подлежит возвращению в следствие по ст. 237 УПК РФ  в связи с отсутствием доказательств события преступления, а мера пресечения в виде домашнего ареста моего доверителя  -  отмене. Через какое- то время данное уголовное дело было прекращено.

7. Один мой доверитель из г. Черногорска обратился с жалобой на то, что в отношении него вынесено судебное постановление по ст. 264.1 УК РФ с наложением ареста на его автомобиль.  Передо мной была  поставлена задача  – снять арест с автомобиля. Я составила жалобу на постановление о наложении ареста на автомобиль. И суд эту жалобу удовлетворил, автомобиль был возвращен моему доверителю.

8. Однажды мне пришлось защищать женщину по обвинению в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 232 УК РФ (содержание наркопритона). В деле фигурировало 8 эпизодов преступления и была неснятая судимость за аналогичное преступление. Мы собрали достаточно большое количество материалов для  обоснования смягчающих обстоятельств и подготовили позицию. По итогам вынесен приговор с минимальным наказанием за 8 эпизодов преступления и с учётом присоединённой части наказания за предыдущее преступление - 1 год 6 месяцев.